Андрюшкина горняшка

или история одного спасения

ВНИМАНИЕ! 

Все имена, даты и события являются вымыслом автора и не имеют ничего общего с реальностью. Все совпадения случайны или надуманны, прошу не искать параллели и не пытаться сравнивать с известными или неизвестными обстоятельствами.

Не первый раз сажусь писать с таким настроением. Я снова чуть не потерял в горах любимого человека и снова это могло случиться по моей вине. Конечно, есть вещи, повлиять на которые мы не способны, и не всё зависит от нас, но... Но не в моих правилах отрицать очевидное. Пытаясь приобщить детей к прекрасному миру высокогорья я рискую их жизнями. И горы снова показали мне, что так делать не нужно. Если в первый раз всё можно было списать на случай, то второй уже не получится. Обстоятельства могут быть сильнее нас и нужно это чётко осознавать. Предусмотреть всего невозможно, что-нибудь обязательно пойдёт не так и придётся приложить все силы, чтобы исправить ситуацию. Или не исправить и потом сильно пожалеть. Впрочем, оставлю эту горечь себе, а вам расскажу как было. Как это запомнил я сам, во всяком случае. Итак.

В начале июля, после сольного похода я, как давно обещал, пошёл в горы со своим младшим сынишкой, Андреем. Он уже бывал в горах не раз и не два, но в последнее время мы никуда не ходили, я сам целых два года не был в походах. А тут ещё и друзья из Москвы приехали, тоже с детьми, как же тут не пройтись по приятному маршруту? Хотелось что попроще, но достаточно зрелищно и интересно. Решили пойти в верховья Ацгары, в так называемое Пятиозёрье, или иначе на Загеданские озёра. Я там уже бывал и хорошо знал местность, а путь траверсом Загеданского хребта был хоть достаточно долог, но совершенно безопасен.

Поскольку в команде было трое детей, 7,8 и 11 лет (мой Андрей самый старший), я собрал большую аптечку, в которой, как мне казалось на тот момент, было всё, что может пригодиться. Кроме этого я специально купил мощную рацию на случай экстренной связи со спасателями и ещё одну, попроще, для связи внутри команды Разумеется до мелочей было продумано и собрано снаряжение и одежда, тщательно рассчитаны рационы. Казалось, ничто не может застать меня врасплох.

Мы проехали на своих машинах вверх по Архызу до развилки дороги на Пхию. Там сейчас активно ведётся строительство, тянут трассу вроде бы на Красную Поляну. Стройка масштабная, дорога будет капитальная. Конечно, места пострадали, от былой дикости не осталось и следа. Мы переночевали на полянке у берега реки, оставили там машины и двинулись в путь.

Ранее тут была лишь скотогонная тропа, теперь прорезан довольно крутой волок, который идёт до нового коша, или что там такое построили, не знаю. Чуть выше старого коша стоят дорогие вагончики, вымощена площадка и огорожена лёгким забором. Немного похоже на какую-то заставу. Всё закрыто и людей нет. Вот туда и прорезали волок, так что теперь вообще с пути не собьёшься при любом раскладе.

С шутками и весельем поднялись до места первой стоянки, немного выше коша, чтобы не толкаться с пасущимися животными. Место ровное, вода рядом. Дети с восторгом поиграли на оставшихся тут и там снежниках, поужинали и не без труда угомонились. День прошёл хорошо, все немного устали, но погода было довольно хорошей, лишь минут пять побрызгал дождик, заставив нас попотеть в наспех надетых дождевых костюмах. Закатных видов в том месте нет, но небо было довольно красивым, хоть и обещало на завтра непростую погоду. Высота в месте ночёвки по OsmAnd была 2542 метра над уровнем моря.

Утром было пасмурно и ветрено, мы не спеша позавтракали и долгое время сидели под тентом на собранных рюкзаках, не решаясь выходить - перевал Речепста-Пхия был затянут плотным туманом и идти туда с детьми в таких условиях не хотелось. Ближе к обеду мимо нас прошли две группы, руководитель одной из них по моему совету решил остановиться на ночь на предперевальной террасе и не ходить сегодня дальше. Когда они поднялись, следом выдвинулись и мы: я решил что это будет самый безопасный способ, поднимемся до ребят и там решим, следует ли сегодня идти перевал или нет, если что, можно будет остаться на той же террасе.

Родителям дальше читать не рекомендуется.

Все спокойно и уверенно поднялись метров на сто. В этот момент я заметил что мой Андрюшка как-то медленно идёт, часто останавливается. Спрашиваю, что как, отвечает: всё нормально. Считаю пульс, пока норма. Идём вместе, постоянно слежу за ним. Когда миновали группу, с которой говорили внизу, вижу, что Андрей явно плохо дышит, снимаю с него рюкзак и налегке довожу до своей группы. По законам жанра резко холодает, поднимается сильный ветер, начинается дождь... Усаживаем женщин и детей под тент и решаем остановиться сегодня здесь: перевал по-прежнему в тумане, я подозреваю, что Андрею дальше подниматься будет вредно, опасаюсь горной болезни или декомпенсации небольшого врождённого порока сердца, о котором знаю. Андрей поначалу начал отходить, говорит, что всё в порядке, считаю пульс, 86 в минуту. Пойдёт. Высота была около 2700 метров над уровнем моря. Мы с Антоном начинаем ставить палатки. Это была моя первая ошибка.

Пока возимся, Андрею становится хуже. Дыхание учащается, частота пульса становится непостоянной, от 80 до 130 в минуту. Даже в покое жалуется на нехватку воздуха. Понимая, что дело пахнет интерстициальным отёком, начинаю паниковать. У меня нет дексаметазона!!! Даже если его сейчас прямо каким-то чудом спустить на уровень моря, может случиться беда. А мы его даже на сто метров сейчас не спустим, не бросать же здесь остальных детей... Я в тот момент в истерике совсем позабыл про группу ниже нас. Это была моя вторая ошибка.

Оставляя Андрея на попечение остальных, бегу на перевал: с места остановки никакой связи нет. На ходу, наконец, перестаю истерить и начинаю трезво соображать, радирую Антону, чтобы бежал к ребятам ниже нас, пусть вяжут носилки, будем спускать Андрея. Влетаю в туман, зная, что на перевале висит карниз, всё равно лезу в лоб: дорога каждая минута. На ходу постоянно вызываю помощь на частоте МЧС (164,4 МГц), а так же на PMR и LPD диапазонах. Уже под карнизом слышу сквозь помехи:

 - Дежурный ПСП Архыз, кто вызывает?

Слава Богу! Достала таки рация... И тошнотное чувство Дежа-Вю просачивается в сердце, но я уже собрался, паника позади. Чётко и внятно объясняю ситуацию, наше местоположение и намерения. Спасатель уточняет детали, пытаясь заставить меня назвать видимые ориентиры. Я ни черта не вижу, туман, да и нет надобности - я ясно понимаю где мы. Но, как оказалось, на картах спасателей перевал называется не Речепста-Пхия, а Архыз-Пхия (впрочем, на многих картах он так называется) и спасы уточняли, не попутал ли я его с перевалом Речепста. Уверив их в том, что нормально ориентируюсь, радирую Антону. Он сообщает мне хорошую весть: у ребят в группе есть врач и - о, чудо!!! - дексаметазон. Передаёт рацию доктору, я чуть ли не ору: коли!!! Радирую спасам, что есть инъекция (как после выяснилось, последняя ампула!), получаю указания спускать ребенка до коша и, сломя голову, несусь вниз. Дважды приходилось возвращаться: в тумане я заблудился, он успел опуститься и накрыл предперевальную террасу. 

Когда я, наконец, вышел к ребятам, самое страшное было уже позади. То есть я так тогда думал, конечно... Андрей дышал ровнее, хоть и оставался мертвецки бледным. Настроение улучшилось, парни уже связали носилки из треккинговых палок, карриматов и веревок. Моя группа по договорённости спускалась к месту первой стоянки, а на следующий день должна была по погоде возвращаться в Архыз, где можно будет созвониться. А я с ребятами из Пятигорска спускаю носилки. Андрюшку сунули в спальник, привязали к носилкам и мы побежали вниз. Казалось, всё налаживается.

По пути несколько раз отвечаю по рации спасам, которые уже каким-то образом успели подняться в долину. Как? На машине там не подняться, разве что на бульдозере. Вертолётов у спасателей в Архызе не было, нет, да и никогда похоже так и не будет. Неважно, главное, помощь идёт.

Чуть выше коша встречаем пеших спасателей, они нам помогают нести носилки и поясняют, что поднялись на багги, только застряли у шлагбаума, который закрыт на замок. Сейчас откроют, багги поднимется до коша и мы быстро спустим Андрея вниз, а там и "скорая" уже, само собой, вызвана. Андрюшка держится молодцом, постоянно говорит, что сам пойдёт. Ну, я начинаю успокаиваться, бежим с носилками, шутим. Спрашиваю спасов, чего девчат в отряде нет? В прошлый раз дочке мужа привели, а пацану что? Смеёмся, Андрюшка тоже улыбается, даже что-то говорить пытается...

"Из огня да в полымя"

Пересаживаем Андрея в подошедшую машинку. Он даже сумел подняться на ноги, но мы его поддерживали, идти он явно не мог. Я и ещё двое спасов садимся в оставшиеся кресла и едем вниз. Чем ниже спускаемся, тем розовее щёчки у сына. Он уже вовсю таращит глаза, даже улыбается: не каждый день на багги кататься приходится! Я почти спокоен, планирую дальнейшие действия, оставить тут или везти в другую клинику? Что жене сказать?.. Нужно будет вернуться и помочь Антону спустить остальных, вещей-то немало, хоть наши с Андреем рюкзаки мы спустили, там еще есть с чем помочь.

За размышлениями дорога быстро пролетела, вот последний поворот серпантина и я вижу экскаваторы на стройплощадке. Вдруг начинаю замечать, что мы ускоряемся. Что за чёрт, ещё быстрее? Да куда его несёт-то!!! Вижу, как старший спасатель с недовольством и тревогой смотрит на водителя. Тот кратко и сначала тихо: "Тормозов нет..." Потом уже громко и не очень спокойно, почти орёт: "ТОРМОЗОВ НЕЕЕТ!!!...

Экскаваторы быстро увеличиваются, Андрей понимает что происходит и начинает кричать. Его почти не слышно из-за воя трансмиссии: водитель пытается тормозить двигателем. Бесполезно. Мы с бешеной скоростью летим в ущелье. Я сбрасываю с себя рюкзаки, кофр с камерой, перелажу к Андрею, расклиниваю левую ногу в раму, руками хватаюсь за поручни на Андрюшкином кресле и что есть сил прижимаю его к спинке, шепча на ухо: "Не бойся, я тебя держу!"

Багги с ходу врезается в вал булыжников, подскакивает, переворачивается в воздухе и с грохотом обрушивается крышей на дно ручья. Что с нами происходило в это время я не заметил, ни боли, ни крови не видел, лишь старался не выпустить из рук поручни, чтобы Андрей не ударился и не вылетел из машины. Когда стихло, кричу: "Андрюша, ты цел?" Слышу бодрое: "Да!" и окликиваю ребят. Они уже выбираются, старший отвязывает носилки. Вытаскиваем Андрея, снова суём в спальник, привязываем к носилкам, выбираемся из ручья и бежим подальше: багги может загореться. Вижу, что парни в крови. Своих ран не замечаю, только начинаю понимать, что голова не поворачивается. Чёрт с ним, это подождёт.

 

Осматриваю Андрея. У него на темени большая гематома. Плохо. Но сознание ясное, насколько это вообще возможно, учитывая его гипоксию и нашу ситуацию, зрачки одинаковые, движения есть, сила мышц сохранена, чувствительность везде нормальная. Велю лежать неподвижно, а Андрей вдруг начинает на чём свет стоит крыть спасов. Я даже оторопел: не знал, что он такие слова знает... Ребята смеются, мол, правильно, да и видно стало, что парень в порядке, отлегло у всех.

 

Но и это ещё не конец: "скорой" нет. На площадке только мы и сторож-строитель...

Да что за ёптвоюмааать!!! Ну какого хрена всё это вот так всегда происходит? Что я такого сделал? Ну вожу детей в горы. Я что, один такой? Почему вечно такое дерьмо?..

 

Мысленно матерясь, на самом деле стою и молча курю. Старший спасатель уже решает проблему. Оказалось, "скорая" уехала куда-то за другими пострадавшими, а к нам выслали вторую бригаду из Зеленчукской. Блин. Это надолго. Предлагаю ребятам бежать к нашим машинам, они тут недалеко, поедем на моей "Приоре", ни одна "скорая" не догонит! Но старший спас говорит, что уже едут за нами ребята с базы. Да и не смог бы я тогда ехать, как оказалось повредил шею. Сразу не понял, а теперь стою и не знаю, куда деться от дикой боли. Вся одежда в крови, спину ломит, плечо саднит, правая рука немеет, левая нога тоже болит что-то... Да, лучше подождать. Хватит на сегодня неприятностей.

Минут через пять подъехал джип: начальник отряда привёз фельдшера. Грузим Андрея на носилках, благо огромная машина позволяет, едем навстречу "Скорой". Я сижу рядом с сыном и держу его за руку. Опять тошнотное чувство вины, опять я натворил дел. Больше в горы с детьми не пойду никогда. Хотя несколько дней назад обещал внучке, что когда-нибудь возьму её с собой. Но, к счастью, ей всего годик с небольшим, вряд ли она меня упрекнёт когда-то, что обманул...

Всё закончилось хорошо. Встретили "скорую", Андрею в больнице выпустили кровь из гематомы, потом мы в Черкесске сделали дообследование, никаких серьёзных травм у него не оказалось. Заодно мне зашили все раны на голове и я стал похож на инопланетника, весь такой хромой-кривой, в нитках и зелёнке. Ещё голова, зараза, не крутится, с этим предстоит еще разобраться. Но это чепуха, главное - сын в порядке. Спасатели тоже отделались ссадинами и синяками. Слава Богу или кому там. Неважно кому, Спасибо.

Знаю, что история вызовет массу разных оценок. Это правильно. Подводя итог уже в спокойной обстановке, можно ряд ошибок обозначить чётко. Я недооценил возможность развития серьёзной формы горной болезни на малой высоте, поэтому не стал брать в аптечку серьёзных препаратов. При развитии горной болезни я недооценил тяжесть состояния пострадавшего и несвоевременно принял решение об эвакуации. Не окажись рядом тех ребят с дексаметазоном, Андрей мог умереть. Остальные обстоятельства, конечно, стали значительным осложнением ситуации. Погода резко испортилась, шлагбаум оказался закрыт, тормоза отказали, "скорая" ушла к другим пострадавшим. Но это уже внешние дела, на которые я повлиять не мог. А вот первопричину всё-таки предусмотреть было моей прямой обязанностью, так же как и правильно действовать в развивающейся ситуации. И хорошо еще, что всё хорошо закончилось. Так что, если даже мне удастся вылечить шею и вернуть ей подвижность, больше в горы с детьми я не пойду...

© 2016 Александр Бахур

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now